Цветиные истории. Часть I: флора на госслужбе

Устроились удобно? Прекрасно — убираем учебники, достаем двойные листочки. Да не разбегайтесь вы так сразу, листы сгодятся и кленовые: нынче вас занесло на парный урок ботанической истории, причем на уроке первом — в настоящей статье — речь мы поведем о честолюбивых растениях, угодивших в свое время в официальные символы государств, земель и сообществ. Кто сменил плодовитость на целомудренность, как попасть на Гавайи и потом еще раз на них попасть, наконец, чем прогнать захватчика — обо всем об этом в сегодняшнем растительном экскурсе.

Цветочные истории: эдельвейс.
За иными символами знаете, как высоко забраться надо?

Флора официальная

Все, что может быть сочтено добрым знаком, будет им сочтено.
Макс Фрай, «Хроники Ехо»

Чертополох

Будь здорова, Сова, и оцени парадокс: название чуть ли не ругательное — а растущий за ним цветок служит ни много ни мало атрибутом королевы Англии и символом древнего шотландского ордена! Эта двойственность отражается и во внешнем виде: нежные пурпурные соцветия обрамляют колючки-синоптики, расходящиеся во все стороны в солнечную погоду и прижимающиеся к головке в пасмурную.

Так вот, действительно существует такая штука, как Орден Чертополоха, — в словаре причудливых названий он числится сразу после Ордена Бани и Ордена Подвязки. Величавый девиз ордена “Nemo me impune lacessit” — «Никто меня не тронет безнаказанно» — сразу понятно, что к цветку, напоминающему вычурную корону и не берущемуся в голые руки, имеет самое прямое отношение.

Что, впрочем, не единственная причина, по которой древние рыцари решили прозваться именно в честь чертополоха, а не какой-нибудь другой лаванды: по легенде, в свое время именно этот колючий патриот удачно подвернулся под ноги внезапно босоногих викингов-захватчиков и таким образом спас Шотландию от босоногого викингозахвата. А в глубине Средневековья чертополоху по тогдашней моде подобрали в пару и христианский символ, усмотрев в нем — не спрашивайте — Андреевский крест.

Истории о цветах: чертополох на поле.
Разувайся, золотой.

Лилия французских королей

Однажды было решено, что геральдика страдает от недостатка запутанности и чересчур легка для освоения. Тогда-то в нее и впаяли флёр-де-лис, геральдическую лилию — которая, разумеется, не лилия даже рядом, а самый что ни на есть ирис, по-простому петушок.

Нагуглили ирис? Как считаете, легко его принять за лилию, будь ты хоть трижды французом? Впрочем, путаница, судя по всему, состоялась слуховая, а не зрительная: лилия по-французски — lys, а по Фландрии протекала речка Лис, вдоль которой как раз в изобилии росли ирисы; именно их какой-то очередной Людовик избрал себе в королевские символы, величать их для простоты стали «цветок с Лиса», а потом география смешалась с ботаникой, как в одном портфеле с ними часто бывает.

Франция не первая, кстати, додумалась возвысить лилию до статуса священного цветка: кустилась она — в данном случае собственно лилия — на множестве монет и печатей древности и особенно почиталась в Междуречье. Символизировала лилия плодородие и целомудренность — вполне взаимоисключающие штуки, отметили бы мы, — а с расцветом христианства обменяла плодородие на чистоту и святость. Белая лилия на какое-то время стала даже символом Богородицы; потом, правда, была сменена на розу, но королевские гербы перерисовывать по этому поводу не стали: это сейчас — ctrl-f — «заменить все» — и дело в шляпе, а в те времена ребрендинг был удовольствием довольно дорогим.

Плюмерия

На Гавайях есть растение официозно-символическое — гибискус, а есть неофициально-вездесущее — плюмерия, она же франжипани. Ожерелья из ее ароматных, восковитых, плотненьких цветков вручают каждому, кто прибыл на острова с визитом, и в них же танцуют прекрасную хулу островитяне и островитянки.

Цветочные легенды: леи из плюмерии.
«Белый лотос» смотрели? Посмотрите.

Происходит это все не просто привлечения туризма ради и сбыта мёрча для: цветочные гирлянды — леи — служили у гавайцев показателем почета еще в древности. Другой вопрос, что в те времена производились они явно из чего-то другого: франжипани на Гавайях — вовсе не эндемик, завезли их сюда недавно, а знатно расплодиться они успели аккурат к моменту, когда гирляндоплетение превратилось в благородный и витиеватый национальный промысел, в котором заняты истинные мастера. Каждому вплетаемому цветку и перышку — свой символизм, каждому праздничному событию — леи по собственному рецепту.

Впрочем, пускай по составу леи разные, судьба у них, как правило, одна: перед отъездом туристы бросают их в океан, чтобы посмотреть, прибьет ли волна ожерелье к берегу, обещая таким образом, что вскорости сюда можно будет вернуться. Не прибьет — не обессудь, дружище.

Вас много, а я один

А вообще, цветок-символ — работа, как правило, на множество ставок. Взять тот же тюльпан — ему хоть разорвись: он, среди прочего, официально представляет и Венгрию, и Турцию, и Таджикистан, и сами собой разумеющиеся Нидерланды.

Лотосу приходится разрываться между Индией и Египтом — правда, конкретные виды там царствуют разные. А вот Бразилия, Колумбия и Венесуэла тропическим хором избрали орхидею.

Умнее всего поступили те страны, где символом объявили эндемик — растение, которое растет только у тебя и потому твой замысел никто не свистнет. Мальта, например, выбрала свою родную астроподобную палеоцентаурею; почитатели отечественной истории перуанцы — священный инкский цветок кантуа; Швейцария же, губа поскольку не дура, остановилась на эдельвейсе — легендарном и труднодоступном.

Только нам-то зачем останавливаться?

  • Во-первых, если у вас есть заграничный ценный кто-нибудь, ему можно отправить цветы не просто в знак теплых чувств, но и, оказывается, как официальную дипломатическую ноту;
  • Во-вторых, существуют торты, фрукты и шоколадки — уже менее официальные;
  • В-третьих, можно не останавливаться и на ниве просвещения — например, почитав про науку продления цветочной жизни.


 

Оставьте комментарий